Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

мысль

Мешкают, останавливаются, блуждают и возвращаются, но не идут по другому пути...

Доброго времени суток и добро пожаловать.

Я рад видеть Вас в своем журнале. Недавно разбирая архив, понял, что журналу скоро десять лет. Немаленький жизненный срок, а для блога это вообще наверное пенсия. За эти годы журнал претерпевал массу изменений, и вот сейчас, в преддверии юбилея, претерпевает еще одну метаморфозу. Во-первых частота записей упала, как и во всем жж, и думаю, не будет превышать пары записей в месяц. Этот давно состоявшийся факт я решил озвучить официально. И во-вторых, в журнале будут публиковаться лишь мои литературные опусы, эксперименты, пробы пера, размышления родившиеся в дни дальних странствий и также смешное и странное из каждодневного быта. Несмотря на постоянные и принявшие угрожающие сроки отлучки из России, журнал продолжает писаться только на русском языке.
Сфера интересов остается прежней - литература, теология и ее служанка философия (шутка), история, bellas artes и выведенная за скобки медицина, как основная деятельность.

Френд-политики у журнала нет, жж я посвящаю очень мало времени, и имею очень мало времени для чтения ленты друзей. Если для Вас это не
принципиально, то я оставляю  за собой право не отвечать Вам взаимностью, и добавлять Вас во фрэнды, что ни в коем случае не говорит о том, что Ваш блог не интересен. Более того, в связи с навязчивой мыслью, что жж умирает, и скоро превратиться в богадельню говорящих самих с собой блогов, появление новых людей вселяет определенную надежду.

Что касается правил, то они остаются без изменений, не кричать, не хамить, не бить посуду.
мысль

"Вино". рассказ

Вино

Мы встретились с ним в начале этого века, по-моему, в 2002 году и он сразу мне понравился. То ли своими чудаковатыми историями и бурной фантазией, то ли простым человеческим обаянием. Я всегда находил в его рассказах что-то очень важное для моего настоящего, что-то очень личное, очень нужное, и все больше и больше проникался к нему симпатией. Симпатия оказалась взаимной, потому что он не отказывал мне в доверии, и рассказывал все новые и новые вещи, даже, несмотря на то, что я иногда его не понимал. Может быть, потому что у нас была солидная разница в возрасте.

Но вообще, он был очень разным. И если ты не обращал внимания на бессменную светлую сердцевину его натуры, то можно было бы подумать, что общаешься с разными людьми.

Когда я подрос, по-моему, мне было уже восемнадцать, он предложил мне попить вина. Его собственного вина. Он делал его у себя дома, но не из винограда, а чего-то другого, и поэтому у вина был особый, неповторимый вкус. Многие не понимали, как можно делать вино из этого, и не пили его, предпочитая более традиционные вина. Но я любил его вино, сам не знаю право почему, но оно напоминало мне детство. Вино, отдающее вкусом детства.  И прихлебывая это вино, я будто бы причащался чистотой и невинностью детства, среди извращенного естества окружающего меня  настоящего.

Шли годы, многие мои друзья познакомились с ним и начали проводить с ним время, и даже пить его фирменное вино, но я никогда не ревновал, зная, что его хватит на всех и что с каждым он будет по-особому хорош и  чуток.

Время от времени, в душу прокрадывалась мысль, что наши отношения сходят на «нет» и мы уже неинтересны друг другу. И что вкус его вина не такой уж чудесный, как казалось по юности, что я  взрослею, а он стареет.   Но эти наваждения быстро проходили. Мы вновь и вновь встречались, и он снова рассказывал несравненные и удивительные вещи, иногда новые, иногда старые, но все также  захватывающие меня до глубины сердца,  делающие меня спокойнее, мудрее, терпимее и, в конце концов, счастливее.

Так текли годы. Каюсь, но взрослая жизнь иногда заставляла забывать старых друзей. Лишь на время, но все же. Иногда, измученный, после работы, смотря на стоящих рядом изнеможенных, озлобленных людей в метро, я думал, не зайти ли к нему, хлебнуть старого доброго вина, ощутить вкус и трепет детства. Но часто не хватало времени, часто сил, часто той самой мудрости, которой он меня учил.

И вот вчера я узнал, что друга не стало. Он ушел. Конечно же, не весь. Он всегда будет жить для  тех из нас, кто слушал его истории, кто дружил с ним, кто учился у него. И он всегда будет с нами. Но из этого мира он вчера ушел. В мир лучший. В такой, какой … какой лучше всего  описал бы он сам с его безудержной фантазией.

Что же, а мне лишь остается пожелать ему счастливого пути и извиниться, за то, что не все и не всегда понимал, что часто забывал и ….что пока не стал таким мудрым и светлым, каким мог бы быть, имея такого друга.

И поднимая над головой полный бокал его  вина, вина отжатого из самых светлых и самых чистых, собранных на самых солнечных лугах, одуванчиков, я говорю ему на прощание:

- Удачи Рэй! Удачи!

Светлой памяти Рэя Д. Бредбери (22.08.1920 – 6.06.2012), друга  и учителя. 7.06.2012


Роберт Мамиконян.