Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

мысль

Мешкают, останавливаются, блуждают и возвращаются, но не идут по другому пути...

Доброго времени суток и добро пожаловать.

Я рад видеть Вас в своем журнале. Недавно разбирая архив, понял, что журналу скоро десять лет. Немаленький жизненный срок, а для блога это вообще наверное пенсия. За эти годы журнал претерпевал массу изменений, и вот сейчас, в преддверии юбилея, претерпевает еще одну метаморфозу. Во-первых частота записей упала, как и во всем жж, и думаю, не будет превышать пары записей в месяц. Этот давно состоявшийся факт я решил озвучить официально. И во-вторых, в журнале будут публиковаться лишь мои литературные опусы, эксперименты, пробы пера, размышления родившиеся в дни дальних странствий и также смешное и странное из каждодневного быта. Несмотря на постоянные и принявшие угрожающие сроки отлучки из России, журнал продолжает писаться только на русском языке.
Сфера интересов остается прежней - литература, теология и ее служанка философия (шутка), история, bellas artes и выведенная за скобки медицина, как основная деятельность.

Френд-политики у журнала нет, жж я посвящаю очень мало времени, и имею очень мало времени для чтения ленты друзей. Если для Вас это не
принципиально, то я оставляю  за собой право не отвечать Вам взаимностью, и добавлять Вас во фрэнды, что ни в коем случае не говорит о том, что Ваш блог не интересен. Более того, в связи с навязчивой мыслью, что жж умирает, и скоро превратиться в богадельню говорящих самих с собой блогов, появление новых людей вселяет определенную надежду.

Что касается правил, то они остаются без изменений, не кричать, не хамить, не бить посуду.
мысль

О "коллегах" и "денацификации"

"... - Гуго Блашке, бригаденфюрер СС, в его ведении были стоматологические службы концентрационых лагерей. Блашке занимался сбором золотых коронок и зубных протезов - выдергивал у заключенных, перед тем как убить. В 1948 году Блашке был освобожден, а после войны имел собственную стоматолгическую практику в Нюрнберге. Ваши друзья у него не лечились? Говорят прекрасно протезировал."

Максим Кантор "Красный свет" стр. 391.


БЛАШКЕ (Blaschke) Гуго (14.11. 1881, Нойштадт, Западная Пруссия, – 6.12.1959, Нюрнберг), один из руководителей медицинской службы СС, бригадефюрер СС и генерал-майор войск СС (1.10.1944). В 1907—11 изучал стоматологию в Филадельфии (США) и Лондоне, доктор стоматологии, профессор. В 1911 открыл стоматологическую практику в Берлине. 18.8.1914 призван в 18-й полевой артиллерийский полк, с 1915 – военный врач. В 1919—45 имел собственную стоматологическую практику в Берлине на Курфюрстендамм. В 1930 установил контакты с Г. Герингом. 1.2.1931 вступил в НСДАП (билет № 452 082), в окт. 1931 – в СА, штурмбаннфюрер СА (9.9.1932). В 1933—45 личный дантист А. Гитлера. 2.5.1935 перешел из СА в СС (билет № 256 882). 1.4.1936 возглавил 4-й главный отдел (стоматологическая служба) в штабе имперского врача СС и полиции. С 31.8. 1943 занимал должность высшего врача стоматологической службы при имперском враче СС и полиции. В ведении Б. в т. ч. были стоматологические службы концентрационных лагерей, кроме своих прямых обязанностей занимавшиеся сбором с трупов заключенных золотых коронок и зубных протезов. В мае 1945 арестован американской военной полицией. 7.12.1948 освобожден. В послевоенные годы владел собственной стоматологической практикой в Нюрнберге.

А вы говорите денацификация.... А вы говорите дентофобия...

мысль

По-большому

Фразой дня для Рудольфа Арамыча стали слова:
- Доктор, мы сегодня по большому или по-маленькому?

Доктор нервно усмехнулся, вспомнив фразу из фильма " только по-маленькому, по-большому -когда найдем бриллиант".

А день только начинался.
мысль

Подарки для Рудольфа Арамовича

Зубр


- Рудольф Арамыч что Вы такой хмурый, - спросила медсестра.
- А что мне радоваться?
- Так Новый Год ведь, - сказала медсестра, выражая немотивированную в свете ее жизненных перспектив, радость.
- И что?
- Подарки, так, фейерверки.
- Ну, насчет фейерверков я ничего говорить не буду, просто очередная вещь, которая пугает меня увечьями, если это рядом, и не дает мне спать, если это на улице. А вот подарки...Что там хорошего, посмотри вокруг

Медсестра испуганно посмотрела вокруг. Комната отдыха была заполнена шариками, конфетами "Вдохновенье", "Комильфо", "Рафаелло", вафлями "Причуда", пачками чая с самых разных формах, от лошади до чего-то похожего на кляксу, пачками кофе, открытками, пакетами с шуршащими наборами неясно чего, мылом, шампунями и несметным количеством шампанского.

- И что...?
Рудольф Арамович глубоко, желчно и презрительно вздохнул. Не знаю, как можно так вздыхать, но у него получилось.
- Первое. Конфеты. Их нельзя есть. Это пальмовое масло, красители, ароматизаторы, и всякое разное, что будет в земле разлагаться еще пару веков после моего слияния с землей. Это в случае если меня не кремируют.
- А Вас кремируют.
- В ближайшие дни нет. Вы понимаете, о чем я?
- Да, - ответила медсестра, глазами сказав обратное.
- Дальше. Чай. Это не чай. Какой-то порошок. Отходы. Вместо блестящих жестяных банок в форме...- доктор взял в руки коробку изображающую, видимо очень приблизительно, колонну Траяна в Риме, - в форме...этого, не знаю даже чего, дали бы 50 граммов чистого чая из чайного магазина....А это? Что это?
Половину стола занимала жестяная банка-лошадь.
- Куда мне эту кобылу деть? Бывает, подарят нормальный чай, без финтифляшек. А на Новый год, только такой жуткий чай и ...
Доктор вздохнул.
- Растворимый кофе.
- Но он же прикольный. Написано 100% арабика.
Доктор посмотрел на медсестру с сожалением и завистью. Он тоже хотел верить всему, что написано. И радоваться всему.
- Я не пью растворимый кофе,- просто сказал он.
После недолгого молчания он продолжил
- Ну зачем мне столько шампанского? Я что алкоголик. К тому же сладкое! Кто пьет сладкое шампанское кроме женщин и алкоголиков?
- А женщины пьют сладкое?
- Ты женщина?
- Да.
- Ты пьешь сладкое?
- Что?
- А о чем мы сейчас говорим?
- Не знаю. Когда вы задаете строгие вопросы, я теряюсь.
Доктор вздохнул.
- Ладно. Извини. Отдам шампанское в приют.
- Какой?
- Для бездомных собак.
-А собакам можно?
Доктор посмотрел на нее со  страхом граничащим с восхищением.
"Может весь секрет в растворимом кофе, она пьет его по банке в день. Я если начну, то через год тоже стану блаженным".
Доктор подумал.
"Хотя нет. От этого вкуса я скорее свихнусь".
- Вообщем, возьми все это себе ладно?
- Ой, спасибо большое.
- Это тоже? , - медсестра показала на группу сложенных друг на друга мешочков.
- Это, в первую очередь.
- Ой они Вам не нравятся?
- Как мне могут нравятся вещи, изначального смысла которых не знает даже производитель. Ну зачем..кому нужны  эти анатомические неправдоподобные лошади, лошадки, пони и мустанги? Зачем? Из ткани, из стекла, из бумаги, и...о Боже мой!, из гжели! А эта лошадь в корзинке? Что делать с этой корзинкой? Дома поставить чтобы пыль собирали? Пыль, моль, блох, вшей, тараканов, мух... Да ведь это вещи без...малейшего смысла. Малейшего! Забери.
- Но ведь это год лошади!
- И что!!! - почти закричал доктор, - а прошлый дракона, а до этого зайца, кошки, зубра, змеи, коровы, зебры, какой-нибудь другой скотины. И что каждый год собирать дома пол шкафа мусора? Чтобы через 12 лет все повторилось. Ты понимаешь? Ведь эти вещи...у них даже дизайна нет. Хотя есть, это антидизайн. АНТИ. Это для того, чтобы любое пространство свести до состояния блошиного рынка.
Медсестра со страхом слушала монолог доктора.
- Но года зебры нет, - сказала она спустя минуту молчания.
Рудольф Арамыч вздохнул.
- Налей-ка мне родная кофию, да растворимого, да побольше. Давай!
- Серьезно?
- Да, - весело, сдерживая все свое естество сказал Рудольф Арамыч.
Медсестра молнией метнулась к чайнику и стала готовить этот напиток богов для любимого доктора, пока тот прикидывал в каких дозах надо пить его ,чтобы ему стало нравится всякое барахло и люди, которые их дарят.
- Да, кстати, Рудольф Арамыч, а картину, Вы домой заберете?
Лицо Рудольфа Арамыча исказилось в экзистенциальной муке. Он вспомнил про картину, о которой пытался забыть все  прошедшие после его трагического дарения часы.
На картине в ужасающей лакированной рамке оранжевого цвета был изображен сумасшедший, больной сифилисом и проказой зубр, скрещенный в раннем детстве с какой-то другой, неизвестной земным биологам скотиной. По причине генетической мутации у зубра были острые ортодонтические проблемы, в частности нижняя челюсть была в четыре раза больше верхней, позвонки экстремально смещены в трех местах в диаметрально противоположенные стороны, ко всему этому добавилась алопеция, в результате которой пришлось зачесать оставшиеся грязные, жирные разноцветные волосы на лоб, используя в качестве геля для волос ваксу.
Естественно, что с багажом таких отклонений, не в порядке была и психика зубра, о чем свидетельствовали аномально расширенные зрачки, белки глаз космического цвета и в целом галюцинаторный вид несчастного животного.
Под изображением красовалась написанная видимо лаком для ногтей, блестящая розовая надпись "Рудольф Арамович, наш любимый стоматолог. Семья Петровых".

 Рудольф Арамыч с минуту завороженно смотрел на больного зубра, потом сдержал на минуту дыхание, и сказал медсестре.
- Давай три ложки кофе, понасыщеннее будет.
мысль

Лекарства - переплата "за бренд" от 50% и выше

спасибо tapirr за интересную ссылку.

48 пар препаратов с идентичным составом, но ОЧЕНЬ разной ценой.

Нурофен (120руб) и Ибупрофен (10руб)
Мезим (300руб) и Панкреатин (30руб)
Но-шпа (150руб) и Дротаверина гидрохлорид (30руб)
Панадол(50руб) и Парацетамол (5руб)
Белосалик (380руб) и Акридерм СК (40руб)
Бепантен (250руб) и Декспантенол (100руб)
Бетасерк(600руб) и Бетагистин (250руб)
Быструмгель (180руб) и Кетопрофен (60руб)
Вольтарен (300руб) и Диклофенак (40руб)
Collapse )
мысль

Роддом. Рассказ

Роддом

- Это роддом им. Маркаряна.

- Да? Странно.

- Что странного?

- Это единственный город, где мне показывали роддом в качестве достопримечательности, хотя…

- Что хотя?

- Хотя я мало видел таких роддомов.

- Каких таких?

- Таких. Особенных.

- Особенных?

Я помолчал, потом  ответил:

 -Да,  таких, которые интуитивно хотят показывать гостям.

-Ты не гость.

- Ладно, тогда сезонным репатриантам.

- Знаешь, почему я люблю его?

- Почему?

-


Collapse )
мысль

О вражде, дружбе и любви.

История о вражде и дружбе двух из трех великих теноров, которые взволновали весь мир своим совместным пением: Лучано Паваротти, Пласидо Доминго и Хосе Каррерасе – известна, пожалуй, немногим.

Даже многие из тех, кто никогда не был в Испании, знают о соперничестве, существующем между жителями Каталонии и Мадрида, поскольку каталонцы боролись за признание их автономии в Испании. Даже основными соперниками по футболу являются мадридский «Реал» и «Барселона».
Пласидо Доминго – уроженец Мадрида, а Хосе Каррерас – из Каталонии. По некоторым политическим причинам в 1984 г. они стали врагами. В контрактах обоих певцов было записано, что в какой бы стране мира не состоялся их концерт, каждый из них будет выступать только в том случае, если другой не будет приглашен.
Однако в 1987 г. у Каррераса появился более серьезный противник, чем Пласидо Доминго. Каррерасу был поставлен диагноз: ЛЕЙКЕМИЯ!!! Отныне его борьба с болезнью стала постоянной и мучительной. Он прошел несколько курсов лечения, таких как: пересадка спинного мозга и переливание крови, для чего ему потребовалось летать в Соединенные Штаты один раз в месяц. Нет надобности говорить, что в таком состоянии он не мог работать. Даже если у него и был приличный капитал, тем не менее, суммы, истраченные им на перелеты и лечение, быстро пошатнули его финансовое положение. Когда его финансы почти истощились, он узнал об одном фонде в Мадриде, деятельность которого была направлена на поддержку людей, страдающих лейкемией. Благодаря помощи фонда «Хермоза» Каррерас победил свою болезнь, и его песни, без которых он себе не представлял свою жизнь, зазвучали вновь. Он также вновь стал получать высокие гонорары, которые, несомненно, заслуживал. Хосе Каррерас попытался участвовать в работе фонда. Но, прочитав его устав, обнаружил, что учредителем «Хермозы», главным спонсором и президентом являлся Пласидо Доминго. Каррерас также узнал, что этот фонд с самого начала был создан специально для того, чтобы поддержать больного певца. Пласидо Доминго пожелал сохранить анонимность, потому что не хотел оскорблять чувств Каррераса, который бы никогда не обратился за помощью к своему врагу.
Удивительная и трогательная встреча, совершенно неожиданная для Пласидо Доминго, состоялась на одном из концертов в Мадриде. Хосе Каррерас, прервал выступление и, смиренно опустившись на колени у ног Доминго, перед всей публикой попросил прощения у своего бывшего врага и поблагодарил его. Пласидо поднял его и крепко обнял. Это было началом замечательной дружбы двух великих теноров. Когда репортер спросил Пласидо Доминго, почему тот создал фонд «Хермоза» для своего врага и продлил жизнь единственному исполнителю, который мог соперничать с ним, его ответ был кратким и определенным:
“Потому что такой голос мы не можем потерять..."

мысль

29 дней. Рассказ - исповедь.

29 дней

 

Андрей умирал. Медленно и мучительно. Такая смерть позволяла насладиться всеми оттенками боли и страдания, и самое ужасное, в полной мере распробовать вкус предательства и одиночества.

Одиночество. В этом был весь непостижимый абсурд и вся несокрушимая закономерность того положения, в котором оказался Андрей. Великий тусовщик, любовник сотен женщин, друг тысяч друзей, король ночной жизни, сделавший себя и свое благополучие сам – умирает один в своей квартире. В квартире пахло потом и лекарствами. И сколько бы я ни проветривал комнату, этот запах не уходил.

Тот факт, что это была его квартира, была не очень маленькой и находилась не на окраине Москвы, а на Белоруской, не добавляла ни капельки света во мрак его последний дней.

- Всю жизнь работал на эту квартиру, на эту кухню, на эту мебель, чтобы потом водить сюда всяких там телок, выпендриваться перед знакомыми, тешить свой эгоизм. Смотрите, парень из Новосибирска, сирота, и как поднялся. Плюс классная машина, и я казался таким офигительным.

Теперь он умирал один. Почти.

Collapse )