Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

мысль

Мешкают, останавливаются, блуждают и возвращаются, но не идут по другому пути...

Доброго времени суток и добро пожаловать.

Я рад видеть Вас в своем журнале. Недавно разбирая архив, понял, что журналу скоро десять лет. Немаленький жизненный срок, а для блога это вообще наверное пенсия. За эти годы журнал претерпевал массу изменений, и вот сейчас, в преддверии юбилея, претерпевает еще одну метаморфозу. Во-первых частота записей упала, как и во всем жж, и думаю, не будет превышать пары записей в месяц. Этот давно состоявшийся факт я решил озвучить официально. И во-вторых, в журнале будут публиковаться лишь мои литературные опусы, эксперименты, пробы пера, размышления родившиеся в дни дальних странствий и также смешное и странное из каждодневного быта. Несмотря на постоянные и принявшие угрожающие сроки отлучки из России, журнал продолжает писаться только на русском языке.
Сфера интересов остается прежней - литература, теология и ее служанка философия (шутка), история, bellas artes и выведенная за скобки медицина, как основная деятельность.

Френд-политики у журнала нет, жж я посвящаю очень мало времени, и имею очень мало времени для чтения ленты друзей. Если для Вас это не
принципиально, то я оставляю  за собой право не отвечать Вам взаимностью, и добавлять Вас во фрэнды, что ни в коем случае не говорит о том, что Ваш блог не интересен. Более того, в связи с навязчивой мыслью, что жж умирает, и скоро превратиться в богадельню говорящих самих с собой блогов, появление новых людей вселяет определенную надежду.

Что касается правил, то они остаются без изменений, не кричать, не хамить, не бить посуду.
мысль

Подарки для Рудольфа Арамовича

Зубр


- Рудольф Арамыч что Вы такой хмурый, - спросила медсестра.
- А что мне радоваться?
- Так Новый Год ведь, - сказала медсестра, выражая немотивированную в свете ее жизненных перспектив, радость.
- И что?
- Подарки, так, фейерверки.
- Ну, насчет фейерверков я ничего говорить не буду, просто очередная вещь, которая пугает меня увечьями, если это рядом, и не дает мне спать, если это на улице. А вот подарки...Что там хорошего, посмотри вокруг

Медсестра испуганно посмотрела вокруг. Комната отдыха была заполнена шариками, конфетами "Вдохновенье", "Комильфо", "Рафаелло", вафлями "Причуда", пачками чая с самых разных формах, от лошади до чего-то похожего на кляксу, пачками кофе, открытками, пакетами с шуршащими наборами неясно чего, мылом, шампунями и несметным количеством шампанского.

- И что...?
Рудольф Арамович глубоко, желчно и презрительно вздохнул. Не знаю, как можно так вздыхать, но у него получилось.
- Первое. Конфеты. Их нельзя есть. Это пальмовое масло, красители, ароматизаторы, и всякое разное, что будет в земле разлагаться еще пару веков после моего слияния с землей. Это в случае если меня не кремируют.
- А Вас кремируют.
- В ближайшие дни нет. Вы понимаете, о чем я?
- Да, - ответила медсестра, глазами сказав обратное.
- Дальше. Чай. Это не чай. Какой-то порошок. Отходы. Вместо блестящих жестяных банок в форме...- доктор взял в руки коробку изображающую, видимо очень приблизительно, колонну Траяна в Риме, - в форме...этого, не знаю даже чего, дали бы 50 граммов чистого чая из чайного магазина....А это? Что это?
Половину стола занимала жестяная банка-лошадь.
- Куда мне эту кобылу деть? Бывает, подарят нормальный чай, без финтифляшек. А на Новый год, только такой жуткий чай и ...
Доктор вздохнул.
- Растворимый кофе.
- Но он же прикольный. Написано 100% арабика.
Доктор посмотрел на медсестру с сожалением и завистью. Он тоже хотел верить всему, что написано. И радоваться всему.
- Я не пью растворимый кофе,- просто сказал он.
После недолгого молчания он продолжил
- Ну зачем мне столько шампанского? Я что алкоголик. К тому же сладкое! Кто пьет сладкое шампанское кроме женщин и алкоголиков?
- А женщины пьют сладкое?
- Ты женщина?
- Да.
- Ты пьешь сладкое?
- Что?
- А о чем мы сейчас говорим?
- Не знаю. Когда вы задаете строгие вопросы, я теряюсь.
Доктор вздохнул.
- Ладно. Извини. Отдам шампанское в приют.
- Какой?
- Для бездомных собак.
-А собакам можно?
Доктор посмотрел на нее со  страхом граничащим с восхищением.
"Может весь секрет в растворимом кофе, она пьет его по банке в день. Я если начну, то через год тоже стану блаженным".
Доктор подумал.
"Хотя нет. От этого вкуса я скорее свихнусь".
- Вообщем, возьми все это себе ладно?
- Ой, спасибо большое.
- Это тоже? , - медсестра показала на группу сложенных друг на друга мешочков.
- Это, в первую очередь.
- Ой они Вам не нравятся?
- Как мне могут нравятся вещи, изначального смысла которых не знает даже производитель. Ну зачем..кому нужны  эти анатомические неправдоподобные лошади, лошадки, пони и мустанги? Зачем? Из ткани, из стекла, из бумаги, и...о Боже мой!, из гжели! А эта лошадь в корзинке? Что делать с этой корзинкой? Дома поставить чтобы пыль собирали? Пыль, моль, блох, вшей, тараканов, мух... Да ведь это вещи без...малейшего смысла. Малейшего! Забери.
- Но ведь это год лошади!
- И что!!! - почти закричал доктор, - а прошлый дракона, а до этого зайца, кошки, зубра, змеи, коровы, зебры, какой-нибудь другой скотины. И что каждый год собирать дома пол шкафа мусора? Чтобы через 12 лет все повторилось. Ты понимаешь? Ведь эти вещи...у них даже дизайна нет. Хотя есть, это антидизайн. АНТИ. Это для того, чтобы любое пространство свести до состояния блошиного рынка.
Медсестра со страхом слушала монолог доктора.
- Но года зебры нет, - сказала она спустя минуту молчания.
Рудольф Арамыч вздохнул.
- Налей-ка мне родная кофию, да растворимого, да побольше. Давай!
- Серьезно?
- Да, - весело, сдерживая все свое естество сказал Рудольф Арамыч.
Медсестра молнией метнулась к чайнику и стала готовить этот напиток богов для любимого доктора, пока тот прикидывал в каких дозах надо пить его ,чтобы ему стало нравится всякое барахло и люди, которые их дарят.
- Да, кстати, Рудольф Арамыч, а картину, Вы домой заберете?
Лицо Рудольфа Арамыча исказилось в экзистенциальной муке. Он вспомнил про картину, о которой пытался забыть все  прошедшие после его трагического дарения часы.
На картине в ужасающей лакированной рамке оранжевого цвета был изображен сумасшедший, больной сифилисом и проказой зубр, скрещенный в раннем детстве с какой-то другой, неизвестной земным биологам скотиной. По причине генетической мутации у зубра были острые ортодонтические проблемы, в частности нижняя челюсть была в четыре раза больше верхней, позвонки экстремально смещены в трех местах в диаметрально противоположенные стороны, ко всему этому добавилась алопеция, в результате которой пришлось зачесать оставшиеся грязные, жирные разноцветные волосы на лоб, используя в качестве геля для волос ваксу.
Естественно, что с багажом таких отклонений, не в порядке была и психика зубра, о чем свидетельствовали аномально расширенные зрачки, белки глаз космического цвета и в целом галюцинаторный вид несчастного животного.
Под изображением красовалась написанная видимо лаком для ногтей, блестящая розовая надпись "Рудольф Арамович, наш любимый стоматолог. Семья Петровых".

 Рудольф Арамыч с минуту завороженно смотрел на больного зубра, потом сдержал на минуту дыхание, и сказал медсестре.
- Давай три ложки кофе, понасыщеннее будет.
мысль

Полный титул Иди Амина, диктатора Уганды...

«Его Превосходительство Пожизненный Президент, Фельдмаршал Аль-Хаджи Доктор Иди Амин, Повелитель всех зверей на земле и рыб в море, Завоеватель Британской Империи в Африке вообще и в Уганде в частности, кавалер орденов „Крест Виктории“, „Военный крест“ и ордена „За боевые заслуги“» и еще «король Шотландии».

Это словом, о скромности. :)))))