Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

мысль

Мешкают, останавливаются, блуждают и возвращаются, но не идут по другому пути...

Доброго времени суток и добро пожаловать.

Я рад видеть Вас в своем журнале. Недавно разбирая архив, понял, что журналу скоро десять лет. Немаленький жизненный срок, а для блога это вообще наверное пенсия. За эти годы журнал претерпевал массу изменений, и вот сейчас, в преддверии юбилея, претерпевает еще одну метаморфозу. Во-первых частота записей упала, как и во всем жж, и думаю, не будет превышать пары записей в месяц. Этот давно состоявшийся факт я решил озвучить официально. И во-вторых, в журнале будут публиковаться лишь мои литературные опусы, эксперименты, пробы пера, размышления родившиеся в дни дальних странствий и также смешное и странное из каждодневного быта. Несмотря на постоянные и принявшие угрожающие сроки отлучки из России, журнал продолжает писаться только на русском языке.
Сфера интересов остается прежней - литература, теология и ее служанка философия (шутка), история, bellas artes и выведенная за скобки медицина, как основная деятельность.

Френд-политики у журнала нет, жж я посвящаю очень мало времени, и имею очень мало времени для чтения ленты друзей. Если для Вас это не
принципиально, то я оставляю  за собой право не отвечать Вам взаимностью, и добавлять Вас во фрэнды, что ни в коем случае не говорит о том, что Ваш блог не интересен. Более того, в связи с навязчивой мыслью, что жж умирает, и скоро превратиться в богадельню говорящих самих с собой блогов, появление новых людей вселяет определенную надежду.

Что касается правил, то они остаются без изменений, не кричать, не хамить, не бить посуду.
мысль

Все ушли, а я остался.

Скоро ровно год, как с нами нет Анны. Жалько. Обидно. Но так же обидно, что многие из тех, кто сейчас с нами - не с нами. С ребятами не видимся по 6-12 месяцев.
Иных уж нет, а те далече... Пушкин.
Все ушли, а я остался... Бродский.

Написал про Анну заметку. Грустно.

Когда уходят друзья…

Мне не очень много лет, но к великому моему сожалению, о многих моих друзьях я говорю в прошедшем времени, хотя каждый раз мне это дается с трудом. Не хочется, или просто не получается осознать тот факт, что их нет. Все-таки они были так молоды. Сначала не стало одного, потом второго, третьего…Друзья, знакомые, одноклассники. Все они были мне близки. Кто по духу, кто по убеждениям, кто по месту учебы. Они ушли. И как бы ни было обидно, я спокоен, что знал их, и хотя бы один раз в жизни говорил с ними по душам, помогал разобраться в том, в чем сам ни черта не понимаю – в жизни.
Но была в нашем классе одна девушка, ее звали Анна. Анна Кремер, или Крамер, даже не помню фамилии, если честно. Мы учились вместе три года, но она не входила в круг избранных, который, безусловно, есть в каждом классе. Не входила она и в круг моих бывших, нынешних, будущих или потенциальных девушек. Одним словом не замечал я ее, а она меня, наверное. Так часто бывает в жизни. К тому же Анна была не очень общительной, или очень необщительной. Или может, просто так казалось на фоне нас – десятка шумных, самовлюбленных «мажоров»? Не знаю. Очень хорошо помню, что ее каждый день поджидала у входа в школу машина с тонированными стеклами. Я не очень хорошо разбираюсь в машинах, но, по-моему, это был Опель. Так шло изо дня в день, пока однажды, когда я с омерзением, с гримасой на лице поедал какой-то мерзкий безвкусный персик, кто-то не сказал мне:
- В Армении, наверное, персики вкуснее?
Боже мой! Это был такой мелодичный, тихий, нежный и понимающий голос! Я поднял голову и увидел Анну. Она была очень хороша собой, со спокойной улыбкой, ясными голубыми глазами и не по-еврейски правильным носом.
Удивленный, что среди этого безумного школьного сумбура я не замечал ее, я обворожительно (так мне казалось) улыбнулся и нагло солгал:
- Да, конечно! когда летом поеду, я тебе обязательно принесу несколько. ОК?
Тут же меня кто-то позвал, и я вновь окунулся в безумный поток школьных интриг, драк, романов и размолвок. Я в тот же миг забыл про обещанные персики, и про ее привлекательность тоже. Уж больно скромной и спокойной она была.
Этот день закончился тем же, чем и все остальные. Мы шумной кучей вывалили из школы, и пошли в кафе или гулять. Анна вышла из школы и села в хмурый и почтенный Опель, ожидающий ее у входа. Жизнь покатилась дальше своим чередом.
Прошли годы. Ни в первую, ни во вторую поездку в Ереван я не вспоминал ни о ней, ни о персиках, сезон которых я никогда не заставал. Мы закончили школу. Разъехались по разным странам и континентам. От шумной компании остались одни воспоминания, а от школьных романов и друзей – неприятное послевкусье разочарования.
Но ровно год назад, мне позвонили и сказали:
-Ты помнишь Аню? Из нашего класса?
- Да, припоминаю, и что?
- Она умерла.

Она Крамер погибла в автокатастрофе 20/12/2006 года на Дмитровском шоссе. Оба находящиеся в машине человека погибли. Я не очень хорошо разбираюсь в машинах, но, по-моему, это был Опель.

Не знаю зачем, но я должен был написать об этом. Может, чтобы не было так обидно, что не смог ничего сказать, хотя мог и должен был. Или чтобы признаться, что был глуп, и не видел людей. Все-таки очень больно, когда уходят без слов.
Простите мне эту жалкую попытку окрикнуть красивую девушку спокойными шагами идущей к ожидающему ее Опелю у входа. Так хотелось докричаться, чтобы она не садилась в него, я должен принести ей персики.