Homo legens (arm_wanderer) wrote,
Homo legens
arm_wanderer

Categories:

брожения

Это такая привычка ходить по городу ночью. Не важно, какому. Своему или нет. Знакомому или не очень. Главное долго ходить, под музыку и мысли. Долго-долго, чтобы устали ноги. И чтобы не было бессонницы и можно было заснуть не о чем не думая.
Через какое-то время хождение по всем городам сливается воедино, в один большой Путь, один сплошной променад по городу и руинам своей жизни. Вот старый город, вот деловая часть, вот злачные углы, вот главный проспект. Если музыка звучит долго, сменяя в причудливой последовательности Баха и Мадлен Пейру, Стравинского и Элингтона, Телониуса Монка и Цоя, то в какой то момент начинаешь забывать по какому городу ходишь. Ноги ходят в такт музыке, мысли отвлекаются, наблюдая окружающий мир, и становиться хорошо. Где ты, в какой стране, на каком континенте и куда ты идешь, не важно. Так приятно остановиться на перекрестке и не мочь вспомнить, что надо спросить у прохожих и на каком языке. Что я ищу, дом, общежитие, отель, район или улицу. И ищу ли…
В Афинах что-то от Севильи, что-то от Еревана. Лица больше ереванские, цитрусы – скорее севильские. Как можно голодать в стране, где даже улицы столицы усеяны упавшими с деревьев цитрусами. Говорят, их нельзя есть. Что они кислые. Я попробовал. Весьма съедобно. Чуть кислее чем обычный московский апельсин. Хотя может они ядовитые и я скоро умру. Но вопрос в том, может ли отравиться чем-то человек,  выживший после московской шаурмы и салата оливье из студенческой столовой.
Так или иначе, но улицы Афин усеяны цитрусами и их раздавленными следами и пахнут ими. Так пахнут в небольшом отдалении  плантации апельсинов в Андалусии. А люди пахнут  как в Ереване. Брожением. Вечным брожением. Делами. Тут целая популяция людей, в основном мужчин, которые «делают дела». Ходят, бродят, вынюхивают, высматривают. Кризис их еще больше проявил. Мрачные и пытливые, глаза то талантливые, то беспокойно бегающие, я бы сказал вороватые. Вот и ходишь по этой армянской Севильи, исписанной буквами, на которых писали Платон и Парменид. Какая избитая фраза. Буквы Платона. И был ли вообще этот Платон. И писал ли. А если писал, то как это связано с этой страной, с этой улицей  исписанной граффити, заставленной дешевыми гипсовыми изваяниями и оливковым мылом. И пахнет  оно остро, по-настоящему, а не как тексты Парменида, до которых  улице нет дела.
Все улицы расклеены плакатами и исписаны буквами всех цветов и размеров. На стене поверх всего остального, в том числе информации о богослужении баптистов, красуется надпись «Демократия». Написанная теми самыми буквами Платона, аутентичными,  на которых это слово и было впервые написано когда-то. Когда-то.
А было ли это когда то.Может это просто миф. И чем это грустная группа греков стоящих перед букмекерским бюро и проигрывающим, видимо, последние деньги, отличается от такой же толпы болгар, или македонцев, или, простите за кощунство, турок. Чем этот гирос отличается от шаурмы и денера? Именно этим «когда-то», тем, что на стене демократия написана буквами, которыми писал Парменид.
Над всем этим выситься, в электрическом освящении, Храм. Тот, что итальянцы взорвали, отбивая город у турок. Интересно, помнят ли об этом эта группа итальянцев,  идущая рядом. И помнят ли они, что были у них великие республики, Генуя, Венеция. И надо ли им это помнить. А может лучше забыть. Чтобы не пробовали снова завоевывать Африку, как в начале прошлого века.
Интересно, а чем освещался Храм в античности? Факелами? И так всю ночь. И был ли он так ярко виден, как сейчас. И проститутки также стояли на улицах. Они тоже приезжали из Македонии и Албании, чтобы работать в Афинах.

Я специально ставлю ногу на лежащий на земле цитрус, он медленно поддается и начинает истекать. Струя течет по асфальту. Будто кто-то мочиться апельсиновым соком. Последующие шаги идут во флере цитрусового аромата и интуитивной веры, что под ногами липко. Снова вспоминается Испания. Рядом проходят двое испанцев, громко обсуждая личную жизнь. И вот уже абсолютная вера, что я в Мадриде. Сейчас сверну с Эрмосильи и дойду до парка Ретиро.
Но парка нет, а над городом все выситься Храм, в освещении электрических факелов. Ветер запах  хвоей. Сильно. Мадрид так не пахнет. Эллада.
Старухи у магазинчика, где молят кофе. И продают лотерейные билеты. И только  хвойно- цитрусовый аромат напоминает, что это не Ереван и что идти надо к отелю, а не домой. И играет что-то из постпанка, и мимо проходят мопеды. Пространство престает играть основополагающую роль, тускнеет, растворяется, руки старух выхватываются из общего фона,  как руки продающих семечки бабушек в родном городе двадцать лет назад. Буквы Платона сливаются в непонятный узор, что успокаивает,  ноги ходят, мысль разжижается.

ДДТ, Алиса, Бах, Моранди, Брель, Равель.

Еще походим.
Целенаправленно без цели.




 
Tags: мысли вслух, путешествия
Subscribe

  • Религия в США. Горький

    Интересна здесь проституция и религия. Религия – предмет комфорта. К попу приходит один из верующих и говорит: – Я слушал вас три года, сэр, и вы…

  • Горький. Две души

    У нас, русских, две души: одна -- от кочевника-монгола, мечтателя, мистика, лентяя, убежденного в том, что "Судьба -- всем делам судья", "Ты на…

  • Цветаева о Горьком,Бунине и Мережковском

    Премия Нобеля. 26-го буду сидеть на эстраде и чествовать Бунина [Чествование И. А. Бунина русскими организациями по случаю присуждения ему…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments